- Advertisement -

Селитра замедленного действия

«Коррупция и халатность» — так пока обозначают основную версию взрывов в порту Бейрута, в результате которых ранения получили как минимум 4 тыс. человек, более 130 погибли. 300 тыс. человек остались без крова, многие лишились бизнеса. Еще до трагедии в порту Ливан стал государством-банкротом. Международные финансовые структуры отказывались иметь с ним дело до тех пор, пока в стране не будут проведены реформы. Однако политики никак не могут договориться. При этом население Ливана нищает буквально на глазах. Над страной нависла угроза голода. Взрывы в порту не только, как говорят там, «убили Бейрут», но и нанесли смертельный удар по экономике всего Ливана. Первые результаты расследования станут известны через пять дней. Не обошлось и без «российского следа», хотя Россию обвинить не в чем.

Взрывы в порту прогремели во вторник вечером. Сначала раздался небольшой хлопок, а потом по городу прошла взрывная волна, над портом поднялся столб дыма. Толчки как от землетрясения ощущались по всему региону. Пожар тушили всю ночь. По данным на вечер среды, в результате взрывов погибло более 130 человек, в том числе иностранцы, около 4 тыс. получили ранения. При этом представители спасательных служб и медики отмечали, что это не окончательные данные — десятки человек числятся пропавшими без вести, многие раненые в тяжелом состоянии.

Губернатор Бейрута Марван Аббуд сравнил катастрофу с Хиросимой. По его словам, разрушена половина города, около 300 тыс. человек не смогут вернуться в свои дома на протяжении двух или трех месяцев. Политик отметил: общая сумма нанесенного ущерба может достигать $15 млрд. Десятки тысяч людей в городе остались не только без жилья, но и без работы. Полностью уничтожен порт и элеватор со стратегическим запасом зерна.

Пшеница осталась только в частных пекарнях и специализированных магазинах»,— сказал губернатор.

Власти признали, что запасов хватит менее чем на месяц. Бейрут объявлен зоной бедствия, в городе на две недели введено чрезвычайное положение. Но уже не исключается, что его продлят.

Селитра замедленного действия

В стране был объявлен трехдневный траур.

По официальной версии, взрывы произошли на складе, где в течение шести лет хранились 2,75 тыс. тонн аммиачной селитры (нитрат аммония), конфискованные с сухогрузного судна Rhosus, которое шло из Батуми в Мозамбик под молдавским флагом. По данным “Ъ”, вероятнее всего, партия селитры была произведена в грузинском городе Рустави на заводе «Азот». В октябре 2013 года судно Rhosus было арестовано портовыми властями Бейрута из-за грубых нарушений правил эксплуатации. Согласно сообщению Российского профсоюза моряков, работодатель — кипрская компания Teto Shipping — оказался не в состоянии погасить долги перед портом и экипажем. Владельцем судна на тот момент числился российский предприниматель Игорь Гречушкин из Хабаровска. Инспекторы портового контроля позволили части экипажа отправиться домой, но четырех человек задержали, чтобы судно не оставалось без присмотра. Ими оказались капитан корабля россиянин Борис Прокошев и трое украинцев. В обращении к Международной федерации транспортников моряки сообщили, что в трюмах судна находится особо опасный груз. Однако сойти на берег оставшаяся команда смогла только летом 2014 года, когда началась разгрузка сухогруза. Планировалось, что селитра будет отправлена на утилизацию.

По иронии судьбы в день, когда в бейрутском порту прогремели взрывы, там вновь оказалось арестованное судно с россиянами на борту.

Мы стоим под арестом в порту Бейрута с 12 мая. Мы пришли сюда из Ростова, привезли подсолнечное масло. В день захода в порт агент сообщил нам, что судно арестовано из-за долгов нашей компании-судовладельца перед бункерной компанией»,— рассказал “Ъ” второй помощник капитана на судне «Капитан Нагдалиев» Дмитрий Гутковский.

Два члена экипажа судна из РФ и десять — из Азербайджана. Уже долгое время они не получают зарплату. До вчерашнего дня команда занималась поиском адвоката. «А теперь на нашу голову еще и взрыв добавился. В районе 18:00 весь экипаж находился по каютам, только два члена экипажа были на палубе. Сначала прогремел первый взрыв — хлопок был очень сильный. Все вышли из кают и увидели второй взрыв, когда вода поднялась в воздух. Те, кто находились на палубе, сумели укрыться. С правого борта обвалился потолок в коридоре, а капитана отбросило. Ушибы получил, но никаких переломов. Никто у нас не пострадал. С правого борта у нас стоят два парома: там два человека погибли. И по корме у нас находится одно судно на ремонте — там тоже один человек погиб», — рассказал моряк.

По его словам, все экипажи после взрыва попросили временно высадиться на берег, но через несколько часов они уже вернулись на судно. «Мы связались с компанией и теперь решаем, что делать»,— добавил он.

«Серая схема с регистрацией судов негативно отражается на моряках, а в итоге может привести и к таким трагедиям, как в Бейруте с взрывом селитры. До владельцев не докопаться, груз бесхозен, моряки брошены. Rhosus, “Капитан Нагдалиев” и другие суда — этот список бесконечен»,— сказала “Ъ” инспектор Международной федерации транспортников (ITF) в Новороссийске Ольга Ананьина. Она общалась с экипажами арестованных в Бейруте судов — и в 2014 году, и сейчас. «Тогда моряки сидели без еды и без воды, пришлось бороться с ливанским законодательством, разбираться со схемами местного агента, который ставил палки в колеса»,— рассказала она.

Дмитрий Гутковский также рассказал, что в первый момент им показалось, что порт подвергся атаке с воздуха. Бомбардировка израильтянами была первой версией, которая пришла в голову и ливанцам, но Израиль быстро отверг свою причастность к инциденту и предложил помощь. Некоторые эксперты не исключают и версии терактов, а также поджога.

Селитра — твердое вещество. Со временем у нее ухудшаются свойства, она слеживается и прочее, но она может и десятилетиями храниться и сохранять свои взрывоопасные свойства»,— сказал “Ъ” военный эксперт Юрий Лямин.

При этом он не исключил, что взрыв мог быть спровоцирован. «Просто так селитра не загорится и не взорвется. Это должно выяснять следствие»,— подчеркнул он.

По информации властей, на складе шли сварочные работы. Предварительное изучение обстоятельств взрывов показало, что их причиной могли стать «бездействие и халатность». Об этом сообщил агентству Reuters источник, знакомый с ходом расследования. По его сведениям, в одном из складских помещений порта начался пожар, который затем перекинулся на склад, где хранилась аммиачная селитра. Глава таможенной службы Ливана Бадри Дахер заявил в интервью телеканалу Sky News Arabia, что его ведомство и Главное управление общественной безопасности Ливана неоднократно просили вывезти опасные грузы с территории порта, однако их просьбы игнорировались в течение шести лет. Последняя инспекция, указавшая на нарушения, была полгода назад. Сейчас же вся администрация порта отправлена под арест.

Выводы о халатности не удивили ливанцев.

С октября в стране не прекращаются протесты против действий властей, которые довели страну до банкротства, половина населения Ливана оказалась за чертой бедности.

Обвинения в адрес политиков зазвучали и в этот раз, еще до того, как в Бейруте был потушен пожар. «Воры и мародеры» — самые мягкие определения, какие дают ливанцы своим властям. Когда бывший премьер-министр Ливана Саад Харири решил посетить место взрыва, демонстранты напали на его кортеж. Один из депутатов ливанского парламента Марван Хамаде подал в среду утром заявление об отставке, потребовав сформировать международный комитет по расследованию взрывов и отдать под суд руководство страны. Впрочем, ливанские власти уже отказались от зарубежной помощи в расследовании, заявив, что справятся сами.

Первые результаты расследования появятся через пять дней, заявили в среду в Бейруте. Президент Ливана Мишель Аун и премьер-министр Хасан Диаб пообещали сурово наказать виновных и помочь пострадавшим. При этом президент напомнил, что страна и без того переживает «беспрецедентный экономический кризис», а премьер призвал ливанцев прекратить все споры и сплотиться перед лицом катастрофы, которая обрушилась на страну.

Нынешнее правительство в Ливане было сформировано в январе. В марте страна объявила дефолт, когда Бейрут отказался от выплат задолженности по евробондам. Ливанский фунт с октября потерял 80% своей стоимости, и, по прогнозам экспертов, это не предел. Ситуация усугубилась пандемией, когда сотни людей потеряли работу. Уровень бедности вырос до 50%. МВФ прогнозировал, что долг Ливана может достигнуть 183% ВВП (сейчас 170%).

Еще до взрывов в стране наблюдалась резкая инфляция, цены на субсидируемый хлеб выросли на 33%.

Первоочередной задачей правительства стали программа выхода из кризиса и переговоры с МВФ о кредитах. Дискуссия шла несколько месяцев, но пока ничем не закончилась. Не спешили на помощь Ливану и другие страны. Так, например, традиционные спонсоры Бейрута страны Персидского залива снизили уровень поддержки, опасаясь, что их помощь попадет в руки поддерживаемого Ираном ливанского шиитского движения «Хезболла», которое они вслед за США и ЕС несколько лет назад признали террористическим. «Хезболла» и связанные с ней финансовые институты Ливана находятся под западными санкциями, что также не упрощает ситуацию в экономике.

В Европе считают, что Ливан должен прежде всего договориться с МВФ, который требует от Бейрута реформ. «Франция всегда будет на стороне Ливана, но для реализации ее намерений ливанские власти должны выполнить свою часть работы, помогите себе сами, чтобы мы могли помочь вам»,— заявил министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан в ходе визита в Бейрут в конце июля. Эти слова вызвали гнев премьер-министра Ливана, который счел, что гостя из Франции плохо информировали о ходе реформ. Заявление Хасана Диаба в свою очередь привело к отставке в понедельник главы МИД Ливана Насифа Хитти.

Я работал в этом правительстве, исходя из убежденности, что у меня один работодатель — Ливан. Но я обнаружил на своей родине множество работодателей и противоречивых интересов. Если они не объединят усилия ради интересов ливанского народа и его спасения, то лодка, не дай бог, утонет вместе со всеми»,— сказал господин Хитти.

По данным ливанских СМИ, теперь уже бывший министр был одним из недовольных темпом проведения реформ. Часть политиков в Бейруте подняли вопрос об отставке премьер-министра.

«Согласно подсчетам, которые были сделаны экспертами еще до взрывов в Бейруте, и без учета последствий COVID-19, для выхода Ливана из дефолта нужно было как минимум $93 млрд. Сейчас к этому добавятся расходы на восстановление Бейрута. Подождем окончательных оценок ущерба, но вполне может быть, что понадобится еще столько же, если не больше. Где брать деньги — неизвестно»,— сказала в беседе с “Ъ” старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Светлана Бабенкова.

Впрочем, первая помощь Ливану будет оказана. Сразу после взрывов десятки стран решили отправить в Ливан гуманитарные грузы — еду и медикаменты, полевые госпитали, а также врачей и спасателей. Некоторые страны готовы выделить и деньги. Так, премьер-министр Азербайджана Али Асадов уже подписал указ о предоставлении Ливану $1 млн. Германия выделила €1 млн через Красный Крест. Норвегия передаст ливанцам $3 млн и 40 тонн оборудования.

Россия направила в Ливан пять самолетов МЧС с аэромобильным госпиталем, врачами, спасателями и лабораторией Роспотребнадзора для выявления COVID-19.

Спасателей также отправили и многие европейские страны, включая Францию. Президент республики Эмманюэль Макрон в четверг посетит Бейрут, чтобы лично оценить ситуацию с ливанскими властями и «донести до ливанского народа послание братства и солидарности французов». О том, что ливанцы должны были помочь себе сами, уже забыто.

Марианна Беленькая, Марина Коваленко; Георгий Двали, Тбилиси

Источник: kommersant.ru

- Advertisement -

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

57599500