- Advertisement -

Российскую экономику выручат «тормозные парашюты»

Все новости на карте

Официальный прогноз по падению российской экономики в этом году излишне оптимистичный, считает глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Причина — в осеннем обострении ситуации из-за COVID. Однако не все аналитики разделяют мнение Кудрина. По их мнению, в России сформировались отрасли, которые даже в условиях мировой пандемии показывают рост и удерживают экономику страны от резкого падения.

Официальный макропрогноз излишне оптимистично оценивает динамику российского ВВП как в провальном из-за пандемии 2020 году, так и в восстановительном 2021 году, предупреждает Счетная палата. Речь идет о прогнозе Минэкономразвития, которые предполагает снижение ВВП РФ в этом году на 3,9%. Однако сделан он был до осеннего усиления в распространении пандемии.

Новый всплеск коронавируса не былл заложена в прогноз, а мировая экономика может немножко притормозить, сообщил глава контрольного органа Алексей Кудрин на заседании бюджетного комитета Госдумы в четверг.

«В связи с этим сокращение ВВП России в текущем году, на наш взгляд, будет больше 4%», — полагает руководитель Счетной палаты.

По его прогнозу, российский ВВП упадет в этом году в интервале от 4,2% до 4,8%. Кудрин предполагает, что и в 2021 году темпы восстановительного роста экономики будут значительно скромнее.

«И если я говорил, что восстановительный рост может составить 3%, то по новому прогнозу, который мы сейчас делаем, он будет около 2,2%. Это достаточно такой консервативный, пессимистический прогноз. И около 2% в последующие годы — в 2022 и 2023 годах», — отметил Кудрин.

Экономисты согласны, что МЭР оптимистичен и осенний всплеск вируса не пройдет бесследно.

«Чтобы выйти на прогнозируемый Минэком спад на 3,9% за этот год, нужно ожидать от последнего квартала отклонение экономической активности на минус 1% (расширенный индекс базовых отраслей) от прошлого года или менее. Это теоретически возможно, но, как мне кажется, только при очень слабых мерах ограничения и самоограничения. Экономическая активность за первые восемь месяцев года была слабее прошлогодней на 5-5,5%, но в эту цифру включен первый докризисный квартал. В августе отклонение активности все еще составляло примерно -5%, сентябрьские предварительные данные позитивнее, но еще не включают в себя реакцию на осенний всплеск пандемии», — объясняет Заместитель директора группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА Дмитрий Куликов.

Базовый сценарий АКРА — это сокращение годового ВВП России на 4,5-5%. В 2021 году восстановительный рост превысит 3%. Основные последствия пандемии для экономической активности уложатся в 2020-2022 годы, если в 2021 году вакцинация и естественное приобретение иммунитета достигнут масштаба, прогнозируемого сейчас разработчиками вакцин, считает Куликов.

Доцент кафедры экономической теории РЭК им. Г. В. Плеханова Олег Чередниченко считает прогноз от Счетной платы более приближенным к сегодняшней «картине».

«Важно, что это существенно ниже худших прогнозных значений в 9%. Стоит напомнить, что в ходе весеннего пика в мае прогнозы падения российского выпуска превышали даже 9%», — говорит экономист.

Эксперты не ждут падения экономики на 9% в этом году даже с учетом осеннего всплеска пандемии. Почему удается избежать худшего сценария?

«Во-первых, сформировались драйверы роста — ряд отраслей и бизнес-направлений, которые и сейчас выступят в качестве «тормозных парашютов» падения. Среди них можно выделить аграрный сектор, который увеличил объем экспорта», — отмечает Чередниченко.

Экспорт аграрной продукции в этом году действительно растет, несмотря на пандемию и кризис. К середине октября Россия выручила от экспорта продукции АПК уже почти 21 млрд долларов. По прогнозам Минсельхоза, установленные показатели внешней торговли в 2020 году будут выполнены в полном объеме, заявил глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев.

В 2019 году экспорт АПК составил 25,6 млрд долларов, а в 2020 году Минсельхоз ожидал выручить сначала столько же — 25 млрд долларов. Однако в начале октября глава ведомства заявил, что Минсельхоз ждет уже не менее 27 млрд долларов.

«В качестве катализаторов процесса отмечу как поддержку экспорта со стороны государства, так и рост российских поставок в Китай более чем на 24% при одновременном сокращении импорта из Поднебесной на 13%», — говорит Олег Чередниченко.

Сельскому хозяйству помогает активное расширение рынков сбыта: в этом году фермеры получили доступ на рынки еще 14 стран. На руку аграриям и проседание курса рубля, что традиционно помогает экспорту.

По данным Минсельхоза, в структуре аграрного экспорта традиционно лидируют зерновые. За девять месяцев Россия продала зерна на 6,7 млрд долларов. На втором месте по деньгам — рыба и морепродукты, которых продали за границу на 3,9 млрд долларов. Третье место занимает продукция масложировой отрасли, на экспорте которой Россия выручила 3,45 млрд долларов. Больше всех российские аграрные продукты покупают Китай, ЕС и Турция.

Драйвером роста российского аграрного экспорта стали свекловичный сахар, пшеница и меслин, а также подсолнечное масло. Они показали наибольший прирост экспортых поставок в деньгах, посчитали эксперты Россельхозбанка по итогам семи месяцев этого года. Например, поставки сахара на экспорт выросли более чем в четыре раза — с 85 млн до 359 млн долларов. Поставки подсолнечного масла — на 465 млн долларов до 1,7 млрд долларов.

Помимо ставшей традиционной для российского экспорта пшеницы, в топ-10 сельскохозяйственных товаров, которые Россия поставляет на мировой рынок, вошли семена подсолнечника, мясо птицы, соевые бобы, кукуруза, свинина, соевое масло и ячмень. Экспорт мяса птицы вырос вдвое, а свинину — в 2,5 раза в деньгах.

Еще одна важная деталь: Россия сокращает импорт аграрной продукции, заменяя его отечественными товарами. Еще одна важная деталь: Россия сокращает импорт аграрной продукции, заменяя его отечественными товарами.

«Ведь «коронакризис» не провоцирует снижения объемов потребления пищи россиянами, меняются лишь инструменты доставки продуктов конечному потребителю. Высокотехнологичные отрасли и наши IT-гиганты развивают актуальные направления», — замечает доцент РЭУ им. Плеханов.

Кроме рекордного урожая зерновых, помог тот факт, что первыми в очереди на снятие ограничений оказались регионы с большой долей сельскохозяйственного и туристического секторов в экономике, замечает профессор кафедры экономики и финансов общественного сектора Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС Людмила Пронина.

«В меньшей степени пострадали сырьевые отрасли, добывающая промышленность, нефтегазовый сектор, драгоценные металлы, общераспространенные полезные ископаемые. В обрабатывающей промышленности стабильность и некоторый рост наблюдались в металлургии и химической промышленности. Это объясняется тем, что предприятия в этих отраслях не прекращали работу, в том числе за счет отнесения их к непрерывному производству или их косвенной связи со сферой потребления населения», — говорит Пронина.

«Наименьший урон от пандемии кроме сферы АПК понесли телеком-коммуникации, финансы, ОПК и здравоохранение. Причина: в перераспределении спроса в экономике, когда население и бизнес откладывают долгосрочные инвестиции, но продолжают расходовать средства на товары и услуги первой необходимости», — говорит главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров.

Экономисты считают, что Россия готова к осеннему периоду ограничений больше, чем весной. Поэтому никто не ждет критического падения экономики в 9%.

«Власти стараются избегать жестких ограничений. Если им удастся стабилизировать ситуацию в ноябре-декабре, то уже в начале 2021 года мы можем вернуться к сценарию постепенного улучшения положения в экономике. Я, например, пока не считаю необходимым менять свой макропрогноз, который я сделал еще в марте. Это падение ВВП России на 3,8% в 2020 г. и рост на 3,3% роста в 2021 году», — говорит Тихомиров.

Однако бюджетного дефицита России не избежать. Для граждан это будет означать увеличение налоговой нагрузки, снижение уровня жизни, особенно в регионах, рост инфляции выше запланированной в 2021-2023 годах, указывает Пронина.

«Оптимизм вселяет то, что социальные обязательства государства, которые являются, в том числе, и одной из основных целей проекта федерального бюджета на 2021-2023 годы, будут безусловно исполняться», — заключает она.

Источник: news.rambler.ru

- Advertisement -

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

57599500