- Advertisement -

Премии попали под статью

В четверг был приговорен к условному сроку депутат Мосгордумы от КПРФ Олег Шереметьев, похитивший более 2 млн руб., выданных ему на премирование особо отличившихся сподвижников. Из приговора стало ясно, что политик и руководитель его аппарата Ирина Кузнецова давно и достаточно успешно распоряжались «премиальными» средствами Мосгордумы. Когда партнеры поссорились, помощница первой обратилась в прокуратуру с заявлением о совершенных махинациях, поэтому отвечать за них пришлось депутату. Сам господин Шереметьев вину так и не признал, однако его сторонники, ожидавшие решения у здания суда, все равно приветствовали вынесенный приговор криками «Героям слава!». Чей именно подвиг прославляли митингующие, выяснить не удалось.

Из приговора, оглашенного судьей Замоскворецкого райсуда Натальей Чепрасовой, следовало, что, победив на выборах в Мосгордуму, Олег Шереметьев первым делом привлек к работе опытного специалиста Ирину Кузнецову. Формально она заняла должность одного из четырех штатных помощников политика, а фактически стала руководить его аппаратом. «Пыталась подчинить себе других штатных и нештатных помощников и даже самого депутата» — так отзывались о госпоже Кузнецовой ее коллеги, выступавшие в суде свидетелями.

Ирина Кузнецова стала и главным держателем депутатской казны, которая формировалась в основном из «премиальных». Как было установлено следствием, депутат Шереметьев регулярно подавал в аппарат Мосгордумы служебные записки, в которых сообщал о необходимости материально поощрить свою подчиненную Кузнецову, выполнявшую «наиболее сложные и ответственные задачи». Выделенные на это лимиты в размере до 600 тыс. руб. в месяц господин Шереметьев почти полностью выбирал.

Суд установил, что, например, в октябре-ноябре прошлого года «премиальный фонд» политика составил 1 млн руб.

В декабре депутат запросил около 670 тыс. руб., а в первые два месяца этого года ему было выделено на поощрение подчиненных соответственно 360 тыс. и 440 тыс. руб.

Все эти деньги поступали на банковскую карту госпожи Кузнецовой, однако господин Шереметьев, по ее словам, потребовал, чтобы доступ к «кассе» был и у него тоже. Для этого партнеры пошли в банк и заказали выпуск второй, дополнительной карты, оформленной на Ирину Кузнецову и привязанной к ее же счету, но переданной в пользование Олегу Шереметьеву. Таким образом, политик и его помощница стали совместными усилиями пополнять текущий счет и опять же совместно распоряжаться премиальными средствами.

На эти деньги, как заявили в суде свидетели и сам подсудимый, оборудовалось мебелью и оргтехникой помещение общественной приемной депутата Шереметьева в районе Вешняки, оплачивался труд уборщицы, получавшей по 1000 руб. за выход, и покупались продукты для сотрудников, которым приходилось допоздна засиживаться в офисе. Из «премиального» фонда действительно поощрялись отличившиеся помощники, а также выплачивалась им материальная помощь в случае возникновения чрезвычайных семейных обстоятельств.

Одному из свидетелей, например, фонд оплатил установку памятника на могиле умершего родственника.

Таким образом, никто из членов команды депутата не оставался внакладе до тех пор, пока в августе этого года политик не поссорился со своим руководителем аппарата. Поводом для конфликта стали деньги: госпожа Кузнецова потребовала, чтобы босс выдавал ей расписку за каждую трансакцию по оформленному на ее имя банковскому счету. В ответ господин Шереметьев обвинил помощницу в профессиональной некомпетентности и обратился в аппарат Мосгордумы с требованием уволить ее по соответствующей статье Трудового кодекса. Помощница уволилась в итоге по собственному желанию, однако на прощание пообещала коллегам, что и «депутата Шереметьева в гордуме тоже не будет». Так, во всяком случае, передали ее слова свидетели.

Уволившись, Ирина Кузнецова сразу обратилась в Моспрокуратуру с требованием привлечь к уголовной ответственности ее бывшего начальника за аферы с бюджетными деньгами. Поскольку бывшая помощница приложила к заявлению все доказательства совершенных махинаций — выписки по своему банковскому счету и специально сохраненные файлы ее деловой переписки с депутатом, проведенная в надзорном ведомстве проверка не заняла много времени. В том же августе ГСУ Следственного комитета России (СКР) по Москве возбудило против депутата уголовное дело по соответствующей ч. 4 ст. 159 УК РФ и добилось в суде домашнего ареста политика.

Судья Наталья Чепрасова признала выдвинутые против Олега Шереметьева обвинения обоснованными.

Как следует из приговора, депутат похитил в общей сложности 2 млн 171 тыс. руб., злоупотребив при этом доверием бухгалтерии и аппарата Мосгордумы.

За это господин Шереметьев был приговорен к четырем годам свободы условно; еще на два года ему было запрещено занимать ответственные должности на государственной и муниципальной службах. Интересно, что изъятое следствием служебное удостоверение депутата Шереметьева суд постановил вернуть не ему, а в аппарат Мосгордумы.

Вынесенное судом решение вызвало ажиотаж в толпе сторонников Олега Шереметьева, приехавших поучаствовать в судебном заседании, но оставшихся на улице из-за введенных в судах карантинных ограничений. Однако понять, чего именно добивались протестующие, оказалось не просто. Представитель леворадикальных сил Сергей Удальцов попытался убедить собравшихся в том, что уголовное преследование Олега Шереметьева было организовано с целью запугать оппозицию перед предстоящими выборами в Мосгордуму. Его, впрочем, довольно быстро «оттер» с импровизированной трибуны представитель старшего поколения, громогласно заявивший, что осужденный сегодня депутат является «умом, честью и совестью нашей эпохи».

Тем временем оппозиционеры помоложе совсем уж некстати затянули: «Слава героям! Героям слава!» Кого имели в виду участники акции — следователей ГСУ СКР, завершивших расследование в рекордно короткие сроки, судью Чепрасову, позволившую политику отделаться условным сроком, или самого осужденного — они не разъяснили.

Тем не менее сам Олег Шереметьев, вышедший из здания в сопровождении сотрудников УФСИН, услышанным остался доволен.

Он замер на минуту на высоком крыльце судебного здания, как будто для участия в протокольной съемке, и крикнул собравшимся: «Этот приговор изобрел не суд, а майор Кондратьев, чтоб ему!» Пояснять, какое ведомство представляет сломавший ему карьеру офицер, осужденный не стал, но перед тем, как сесть в служебную фсиновскую «Ладу», сообщил своим сторонникам, что с вынесенным решением он не согласен, будет оспаривать его и, если потребуется, дойдет до Европейского суда по правам человека.

Сергей Машкин

Источник: kommersant.ru

- Advertisement -

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

57599500