- Advertisement -

Позитивные наслоения

Пандемия многое усложнила в нашей жизни. Но вот в политике ситуация, как ни странно, оказалась обратной: эпидемиологические ограничения заметно облегчили решение даже самых непростых для власти проблем, считает редактор отдела политики Дмитрий Камышев.

Если бы коронавируса не было, его стоило бы придумать, по крайней мере с точки зрения управления внутриполитическими процессами в России. Потому что именно пандемия позволила нашим властям реализовать свои самые заветные мечты по дальнейшему совершенствованию управляемой демократии.

Самое большое счастье, конечно, привалило тем, кто отвечает за выборы. Ведь в прошлой жизни, чтобы гарантированно их выигрывать, требовалось приложить массу усилий. Сначала нужно было вычистить список кандидатов, не допустив к голосованию никого мало-мальски приличного. Потом завалить все СМИ информацией о замечательных свершениях «правильных» кандидатов, попутно пресекая попытки их критики. Затем мобилизовать на голосование традиционно лояльных власти бюджетников и пенсионеров, одновременно отбив желание прийти на участки у тех, кого можно заподозрить в протестных настроениях. Ну а напоследок, для верности, удалить с участков излишне ретивых наблюдателей, чтобы они не мешали избирателям правильно голосовать, а избиркомовцам — правильно считать.

Но теперь выяснилось, что все это лишнее. Потому что достаточно просто удлинить голосование с одного до хотя бы трех (а еще лучше семи) дней — разумеется, не корысти ради, а токмо волею пославшего нас коронавируса,— и дело в шляпе.

Ведь, как убедительно доказало летнее общероссийское голосование по Конституции и подтвердили осенние региональные выборы, именно в дни, предшествующие основному дню голосования, у наших обычно политически пассивных сограждан вдруг возникает непреодолимое желание отдать свой голос, причем чаще всего за «правильного» кандидата. Ну а если предоставить им еще и возможность волеизъявляться в более привычных местах — во дворах, на пеньках и в подъездах,— то результату вполне может позавидовать даже «волшебник» Владимир Чуров. Что же касается тех наблюдателей, которые в чудеса не верят и в любви избирателей к «правильным» кандидатам тоже сомневаются, то они-то как раз успевают отпроситься с основной работы в лучшем случае к воскресенью. Так что сравнить данную в ощущениях объективную реальность с чудесными цифрами итоговых протоколов в таком случае просто некому.

Или возьмем, к примеру, новые партии. Их то и дело пытаются учредить всякие подозрительные и, прямо скажем, нежелательные личности, с которыми, понятное дело, следует нещадно бороться. Поэтому у одних новых организаций вдруг обнаруживается устаревшее название, которое давно уже (ну как давно — пару-тройку дней) зарезервировано за некими очень достойными людьми. А у других почему-то ну никак не складывается с регистрацией региональных отделений, ибо в документах постоянно обнаруживаются какие-то микроскопические, но чрезвычайно существенные недостатки.

Но теперь Минюст и его региональные управления тоже могут расслабиться, так как за них все уже решили власти субъектов РФ. Ведь публичные мероприятия, включая и партсъезды, из-за пандемии почти повсеместно запрещены, а раз нет съездов, то нет и неправильных партий. Ну а правильным, вроде тех четырех организаций, которые почти синхронно учредились прошлой весной, просто повезло, потому что они успели провести свои съезды до введения тотальных запретов.

Похожая картина с митингами и прочими публичными мероприятиями, которые любят организовывать недовольные властью граждане.

В мирное время для борьбы с ними требовались Росгвардия, «дадинская статья» Уголовного кодекса и периодическое ужесточение закона о митингах. Теперь же все проблемы решил «режим повышенной готовности», в рамках которого любую уличную акцию, даже одиночный пикет, легко объявить противоречащей эпидемиологическим требованиям. А ту же «дадинскую статью» вполне можно оставить для самых отъявленных смутьянов вроде муниципального депутата Юлии Галяминой, злодейски собиравшей в центре Москвы подписи против поправок к Конституции.

Еще один несомненный плюс пандемии — развеивание некоторых либеральных мифов, например о том, что федерализм лучше унитаризма. Ну, дал наш президент губернаторам полную свободу в принятии решений в борьбе с коронавирусом — и что? Да ничего: как ждали они раньше подробных инструкций из центра на каждый свой чих, так ждут и теперь, боясь или «перебдеть», или «недобдеть». Не удивлюсь, кстати, если по итогам пандемического года близкие к власти эксперты вновь заведут настойчивые разговоры об отмене выборов губернаторов и возвращении к их назначению сверху. Ведь назначенцам необязательно притворяться настоящими хозяевами своих территорий, поэтому они могут сразу честно сказать президенту: не нужно нам никакой свободы, дайте лучше четкий приказ.

Ну и, наконец, в качестве приятного коронавирусного бонуса власти получили новые возможности для слежки за своими гражданами.

Всякие там СОРМ и «законы Яровой» — это, конечно, хорошо, но в приложении «Социальный мониторинг», требующем от больных круглосуточной бдительности, как и в регистрации посетителей публичных заведений по системе «настучи на себя сам», есть какой-то особый шарм. И поверить в то, что полученные таким образом данные не будут когда-нибудь использованы против нас, ничуть не легче, чем в 80-процентную явку на полупустом избирательном участке.

Но интереснее другое: какие еще категории граждан попадут под присмотр Большого Брата вслед за больными и голодными и как власти будут обосновывать сохранение ограничительных мер даже после улучшения эпидемиологической обстановки. Потому что как раз в их желание превратить хотя бы часть временных ограничений в постоянные почему-то верится сразу и безоговорочно.

Источник: kommersant.ru

- Advertisement -

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

57599500