- Advertisement -

Ковидные руководители

Cписок российских губернаторов, заразившихся коронавирусом, на этой неделе пополнился временно исполняющим обязанности главы Дагестана Сергеем Меликовым. Он стал уже 23-м руководителем субъекта федерации, у кого был диагностирован COVID-19,— это каждый четвертый региональный лидер. Почему введенные губернаторами противоэпидемические меры не защитили их самих и как болезнь начальников сказалась на управляемости вверенных им регионов, выяснял “Ъ”.

Первым губернатором, заболевшим коронавирусной инфекцией, стал глава Ленинградской области Александр Дрозденко. Это случилось во время нерабочих дней в апреле. Господин Дрозденко старался не афишировать болезнь: вместе с несколькими заместителями он ушел на самоизоляцию и перестал отвечать на вопросы о самочувствии. Вероятно, ему не хотелось быть первым чиновником высокого ранга, подцепившим китайскую заразу. Когда же эту роль взял на себя Михаил Мишустин (премьер объявил о болезни 30 апреля), господин Дрозденко в красках описал, как его «колбасило» и как часто ему приходилось менять пропотевшие футболки.

Весной коронавирус подхватили еще два губернатора — Шолбан Кара-оол (Тува) и Александр Бречалов (Удмуртия). Они стали первыми, кто рассказал о болезни в социальных сетях. Господин Кара-оол записал видео из больничной палаты, где лежал вместе с подчиненными: «Мы знали, что можем заболеть, но кто-то должен работать». А господин Бречалов проявил рабочий энтузиазм и самоизолировался прямо в своем кабинете.

С тех пор правилом хорошего тона стало объявлять о болезни в обращении к подписчикам соцсетей. Большинство губернаторов используют для этого Instagram.

Так, летом коронавирусом переболел глава Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Артюхов. На тот момент в регионах повсеместно снимались эпидемические ограничения, поэтому ему пришлось напомнить подписчикам: «Коронавирус никуда не ушел, он рядом».

Настоящая волна COVID-19 накрыла губернаторский корпус осенью. В сентябре на больничный ушли четыре региональных лидера, в октябре — девять, в ноябре — еще пять. Новости о заболевании чиновников стали настолько привычными, что губернаторы сами старались сделать из этого событие. Орловский губернатор Андрей Клычков, например, сразу после получения положительного теста анонсировал подписчикам, что вечером расскажет «кое-что важное». А перед признанием даже подождал, пока к трансляции в Instagram присоединится побольше людей.

Большинство губернаторов не смогли ответить на вопрос “Ъ”, как и где именно они заразились.

Тех, кто знает источник инфицирования и готов его назвать,— единицы.

В частности, Александр Бречалов в прямом эфире заявил, что «примерно понимает», когда контактировал с больным человеком: «Это было после 21 мая». 22 мая коронавирус подтвердился у министра социальной политики и труда Удмуртии Татьяны Чураковой — это был первый случай COVID-19 в республиканском правительстве.

Глава Костромской области Сергей Ситников заразился через документы, полагают в его администрации. Накануне диагноз COVID-19 был поставлен нескольким сотрудникам отдела кадровой работы, и, предположительно, губернатор получил документы после них. Коронавирус также нашли у двух его заместителей. Болезнь выявили в ходе тестирования накануне выездного мероприятия.

«Сложно сказать, в какой момент произошло заражение. У меня очень насыщенный график, контактов с лицами с подтвержденным диагнозом не было»,— сообщил “Ъ” глава Камчатского края Владимир Солодов. Аналогичным образом заболевание объяснили в пресс-службе пермского губернатора Дмитрия Махонина: «На публичных мероприятиях губернатор всегда появляется в маске и перчатках, но не все окружающие столь же дисциплинированны».

По словам советника орловского губернатора, Андрей Клычков удивился положительному тесту, поскольку трепетно относился к своей безопасности: «Ему пузырька антисептика хватало на два дня». Где именно господин Клычков заразился, советник не знает. Вместе с губернатором заболели все члены его семьи.

В пресс-службе главы Адыгеи Мурата Кумпилова “Ъ” заявили, что он не хочет делиться подробностями своей личной жизни: «Менталитет кавказских народов не позволяет мужчине жаловаться на самочувствие». В пресс-службе губернатора ХМАО Натальи Комаровой вопрос об источнике заражения назвали некорректным.

Иркутский губернатор Игорь Кобзев после выписки заявил журналистам, что не понимает, где мог подхватить вирус, поскольку соблюдал все санитарные нормы. При этом за пять дней до болезни он пообщался с людьми, стоявшими в многочасовой очереди на платное тестирование, и пообещал сократить ожидание хотя бы до 30–40 минут. «Губернатор активно ездил по больницам, хотя всех предупреждали, что там опасно»,— сказали “Ъ” в правительстве региона.

В администрациях Ямало-Ненецкого автономного округа, Саратовской, Самарской и Пензенской областей “Ъ” сообщили, что не располагают данными об источнике заражения губернаторов.

Ковидные руководители

Во время пандемии в разных региональных правительствах действуют схожие нормы безопасности: термометрия, маски, антисептики, рециркуляторы воздуха, отказ от личных приемов. Сотрудники частично отправлены на удаленку, совещания перешли в режим видео-конференц-связи (ВКС).

«Все работники, в том числе я, в обязательном порядке соблюдают масочный режим. С ростом заболеваемости отменены все выездные совещания, контакты с населением исключены»,— заявил “Ъ” Владимир Солодов. При этом всего за день до заболевания он инспектировал коммунальную технику, а за пять — поздравлял коллектив кукольного театра с юбилеем. Оба раза губернатор был без маски.

Примеров нарушения главами регионов элементарных правил защиты, которые они сами и ввели, немало.

Так, владимирский губернатор Владимир Сипягин за три дня до заболевания открыл мясокомбинат и без маски пообщался с его владельцем, а еще за день до этого провел заседание совета по улучшению инвестиционного климата, большинство участников которого, в том числе губернатор, игнорировали средства индивидуальной защиты (СИЗ). Сергей Ситников за пять дней до болезни съездил посмотреть на урожай свеклы и без маски пообщался с комбайнером, а за девять — наведался в гости к своей первой учительнице, также обойдясь без СИЗ. Глава Самарской области Дмитрий Азаров за шесть дней до положительного теста поиграл в пинг-понг с молодежью: губернатора окружали десятки людей, в масках не было никого.

Ковидные руководители
Накануне своего заболевания Владимир Сипягин открывал мясокомбинат. Маску он тогда не надевал
Фото: instagram.com/vladimirsipiagin

«В зданиях правительства региона строго соблюдаются все противоэпидемические меры»,— заявили “Ъ” в пресс-службе главы Еврейской автономной области Ростислава Гольдштейна. Но сам губернатор их явно игнорировал. За три недели до заболевания он награждал педагогов, не используя при этом ни маску, ни перчатки. В таком же виде он посещал районные ДК и общался с пострадавшими от паводка.

В правительстве Адыгеи с начала пандемии не приветствуются объятия, которые приняты по местным обычаям, чиновники не здороваются даже кулаками, пояснили “Ъ” в правительстве. Но при этом глава республики за шесть дней до болезни проинспектировал долгострой и был единственным, кто игнорировал СИЗ. Так же беспечно вел себя глава Калмыкии Бату Хасиков, за неделю до болезни встречавшийся с руководством местного «Газпрома», а за день — фотографировавшийся в толпе детей. По словам собеседников “Ъ” в правительстве республики, господин Хасиков регулярно игнорирует средства защиты. Объяснить его поведение официально там не могут.

Злостным нарушителем масочного режима можно считать и Шолбана Кара-оола, который неоднократно говорил, что относится к COVID-19 с презрением.

После первого заболевания он стал пренебрегать всякими средствами защиты: без маски и перчаток проводил совещания и вручал награды, презентовал МЧС пожарные машины, посещал дома культуры. Когда же болезнь повторилась, глава Тувы заявил, что причиной стала его активная работа — она якобы не дала сформироваться антителам.

Ковидные руководители
Глава Тыва Шолбан Кара-Оол, несмотря на два заболевания, предпочитает обходиться без средств индивидуальной защиты
Фото: Правительство Республики Тыва

Впрочем, некоторые заболевшие губернаторы, по крайней мере на публике, неукоснительно следовали правилам. Так, глава Республики Алтай Олег Хорохордин не только проводил все совещания в маске, но даже записывал в ней обращение к жителям региона. Так же подчеркнуто аккуратно вели себя Андрей Клычков и губернатор Пензенской области Иван Белозерцев, которые, правда, не побоялись нарушить социальную дистанцию в ходе личной встречи. Примерным ношением маски отметились Игорь Кобзев и глава Кузбасса Сергей Цивилев: за несколько дней до болезни они наведались в переполненные очереди больниц, где явно не соблюдалась социальная дистанция, зато оба были в СИЗ.

Большинство заболевших губернаторов перенесли болезнь без симптомов и лечились амбулаторно, а своими регионами продолжали руководить и на самоизоляции. Больше всего в этом плане отличился Александр Бречалов, который изолировался не дома, а на рабочем месте. Он регулярно устраивал прямые эфиры в соцсетях, во время которых оператору приходилось надевать защитный костюм. В полной экипировке также ходили сотрудники его администрации. «Нет симптомов, поэтому я не могу оставить работу»,— пояснял сам господин Бречалов.

Ковидные руководители
Губернатор Орловской области Андрей Клычков во время лечения продолжал работать удаленно
Фото: Instagram.com / klychkov_andrey

Андрей Клычков, выбравший удаленную работу из дома, чувствовал себя неважно. По словам его советника, губернатор болел пневмонией и лечился антибиотиками. Еще тяжелее коронавирус перенес губернатор Алтайского края Виктор Томенко. Поначалу он решил лечиться дома, но через пять дней был госпитализирован в краевую клиническую больницу с двусторонней пневмонией.

Всего госпитализация потребовалась пяти губернаторам из 23. Практически все они лечились в своих регионах.

Бату Хасиков — в республиканской инфекционной больнице, Дмитрий Махонин — в ковидном отделении краевой клинической больницы, Игорь Кобзев — в областной клинической больнице. Шолбан Кара-оол первый раз перенес болезнь в республиканской инфекционной больнице, во второй раз его положили в столичную клинику.

А вот госпитализация Владимира Сипягина обернулась скандалом. По словам самого владимирского губернатора, в течение нескольких дней он пытался лечиться амбулаторно, но врач настоял на помещении в стационар. Тогда господин Сипягин лег в московскую клинику, объяснив это тем, что не хочет занимать койку в инфекционных госпиталях области. «Есть пациенты в гораздо более тяжелом состоянии, кому-то госпитализация не просто сохранит здоровье, а спасет жизнь»,— заявил губернатор. Но, несмотря на заверения в том, что он оплачивает лечение за свой счет, Владимир Сипягин подвергся жесткой критике в СМИ.

«Для молодежи удаленка уже образ жизни. Мне же приходится привыкать к рабочему дню перед монитором»,— написал в день заболевания Дмитрий Азаров. Но это оказалось редким исключением: у большинства изолировавшихся губернаторов проблем с переходом в режим ВКС не возникло. Публичные форс-мажоры случились только у омского губернатора Александра Буркова и главы Хакасии Валентина Коновалова.

Во время болезни господина Буркова скорая привезла тяжелых пациентов под стены регионального минздрава, не найдя для них мест в больницах. Это спровоцировало скандал федерального масштаба. На следующий день губернатор экстренно вышел на работу, отказавшись от курса восстановительной терапии, и уволил областного министра здравоохранения.

Ковидные руководители
Сергею Меняйло (в центре) пришлось заменять заболевшего ковидом главу Хакасии Валентина Коновалова на заседаниях оперативного штаба
Фото: Сайт полномочного представителя Президента России в Сибирском федеральном округе

Болезнь господина Коновалова стала самой продолжительной среди губернаторов и длилась ровно месяц. За это время ситуация с коронавирусом в регионе ухудшилась настолько, что Минобороны развернуло в Хакасии военный госпиталь. А заседания оперативного штаба по борьбе с COVID-19 пришлось проводить полпреду президента в Сибирском федеральном округе Сергею Меняйло.

По мнению главы фонда «Петербургская политика» Михаила Виноградова, длительное управление по ВКС создает риски, но они некритичны для региона: «С точки зрения политики, где велика роль неформальных коммуникаций, это может стопорить ситуацию, препятствовать получению чиновниками всего объема информации. Но с точки зрения вертикали управления больших проблем нет». С ним согласен политолог Ростислав Туровский:

Важно наличие команды и умение делегировать полномочия, а с этим губернаторы сейчас справляются. Это уже не лидеры из 90-х, которые все замыкают на себя».

Болезнь губернатора едва ли меняет и отношение к нему населения, полагает господин Виноградов: «Кто-то впечатлится, что губернатор тоже человек, кто-то упрекнет его в безответственности. Если не считать уколы в адрес Сипягина, политические оппоненты этой темы публично не касаются. Нет атак и со стороны внутриэлитных оппонентов, поскольку губернаторы быстро возвращаются в строй». Господин Туровский добавляет, что в федеральном центре к болезни региональных начальников тоже относятся индифферентно: «Очевидно, что губернатор контактирует с множеством людей, потому попадает в группу риска».

Андрей Прах, корреспондентская сеть “Ъ”

Источник: kommersant.ru

- Advertisement -

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

57599500