- Advertisement -

Игольное ушко пандемии

Пандемия коронавируса, начавшаяся в прошлом году, продемонстрировала неготовность развитых государств к борьбе с эпидемическими заболеваниями. Погибли почти 1,7 млн человек, а мировой экономике был нанесен колоссальный ущерб. Лев Кадик разбирался, как вышло, что успешнее всех с пандемией справились те, от кого этого совершенно не ожидали,— слаборазвитые страны Африки.

В прошедшее воскресенье глава Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) эпидемиолог и инфекционист Тедрос Адханом Гебрейесус записал видеообращение в честь Международного дня готовности к эпидемиям. Глава ВОЗ заявил, что коронавирус перевернул мир «с ног на голову», но удивляться этому не нужно. По его словам, на протяжении многих лет правительства игнорировали рекомендации экспертов, утверждавших, что мир не готов к пандемии.

В мае 2018 года ВОЗ и Всемирный банк организовали Совет по мониторингу глобальной готовности к пандемии (GPMB). Его возглавили бывший директор Международного Красного Креста Эльхадж Аль Сой и бывший премьер-министр Норвегии Гро Брунтланд. В совет вошли директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний США Энтони Фаучи и тогдашний министр здравоохранения России, ныне глава Федерального медико-биологического агентства России Вероника Скворцова, а также ряд других бывших и действующих министров здравоохранения ведущих стран.

В сентябре 2019-го совет опубликовал доклад под названием «Мир в опасности», в котором доказывал, что вероятность глобальной пандемии респираторного заболевания с высокой летальностью растет и человечество к ней не готово. Эксперты подсчитали, что, если эта пандемия достигнет масштабов пандемии гриппа Н1N1, начавшейся в 1918 году и унесшей жизни около 50 млн человек, это обойдется мировой экономике в $3 трлн, или 4,8% ВВП. Совет призвал правительства как можно скорее начать подготовку к такому событию, чтобы снизить вероятный ущерб как для здоровья и жизни граждан, так и для экономик и систем здравоохранения. Интересно, что, по представлениям членов совета, больше других должны были пострадать бедные и слаборазвитые страны.

Сегодня, в конце года, когда зарегистрировано около 80 млн случаев заболевания и более 1,7 млн смертей, можно уверенно сказать, что доклад совета никто так и не прочел. Пандемия застала врасплох правительства всех стран мира.

Власти Китая, где все началось, были вынуждены закрывать на карантин города и целые провинции, но сдержать вирус внутри страны не смогли. Власти Италии, где была зарегистрирована первая и самая серьезная вспышка в Европе, две недели пытались сдерживать вирус карантинами на уровне отдельных муниципалитетов и провинций (в стране только начался весенний туристический сезон). Но и эта политика провалилась — 10 марта, когда в стране был объявлен национальный карантин, заболели уже 9172 итальянца, из которых 464 умерли и их число продолжило расти после объявления карантина. Больницы Италии не справились с наплывом заболевших.

Игольное ушко пандемии
Заместитель заведующего отделом политики Лев Кадик
Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

В испанских домах престарелых старики умирали от коронавируса, брошенные обслуживающим персоналом, не получившим самых элементарных средств индивидуальной защиты. В приемных покоях испанских больниц было ничуть не лучше — больные лежали на полу в коридорах. Властям Франции, Германии, Швеции и многих других стран пришлось мобилизовать в помощь гражданской медицине военных медиков и открыть дополнительные госпитали на стадионах и в выставочных павильонах.

Вопреки предсказаниям экспертов, от пандемии в первую очередь пострадали наиболее развитые страны мира.

США, страна, казалось бы, обладающая самой технологически развитой медициной в мире, находится на первом месте по числу заболевших и умерших от COVID-19. На втором и третьем месте — гораздо менее развитые Индия и Бразилия. Самый высокий уровень смертности от COVID-19 оказался в стране, расположенной в центре Европейского союза: маленькой благоустроенной Бельгии, — более 1,6 тысяч на миллион. В десятку стран с самой высокой смертностью на душу населения входят все те же Италия и Испания, а еще Великобритания, США и не самая слаборазвитая Аргентина. Карантинные ограничения, запреты на передвижение, закрытие границ и целых секторов экономики вызвали практически повсеместные протесты.

При этом меньше всего пострадали страны Африки: около 2 млн заболевших и 40 тыс. погибших на континент с населением 1,2 млрд человек. Эксперты неправительственной организации «Партнерство для обоснованного ответа на COVID-19» (PERC), опубликовавшие свой доклад этой осенью, считают, что отчасти на этот результат влияет относительная молодость населения континента и климатический фактор (меньше всего пострадали страны, расположенные в экваториальной зоне). Эксперты признают, что на разницу в статистике влияет недостаток тестирования на коронавирус. Однако проблемы с тестированием не уникальная проблема африканских стран. Так, 29 декабря китайский Центр по контролю и предотвращению заболеваний опубликовал результаты исследования, согласно которому переболеть COVID-19 могли в десять раз больше жителей Уханя (первоначального центра эпидемии), чем предполагалось ранее, то есть не 50 тыс., а почти полмиллиона человек.

Однако главным преимуществом Африки эксперты PERC считают опыт постоянной борьбы с эпидемиями опасных болезней.

Так, многие государства ввели карантинные меры, не дожидаясь обнаружения случаев COVID-19 на своей территории. Системы здравоохранения смогли быстро и эффективно выявлять и изолировать заболевших. Но самое важное, что население африканских стран поддержало свои власти и своих врачей. Так, более 70% опрошенных PERC африканцев соблюдают антиковидные ограничения, в первую очередь носят маски. Даже после снятия карантинных ограничений вторая волна в африканских странах оказалась значительно ниже, чем в европейских, и по числу заражений, и по числу смертей.

Ничего удивительного в этом нет — последняя пандемия нынешних масштабов прошла в развитых странах 51 год назад: пандемия гонконгского гриппа в 1969 году, унесшая 4 млн жизней по всему миру. С тех пор системы здравоохранения развитых стран просто разучились бороться с такими явлениями. В Африке, напротив, последняя эпидемия вируса Эбола закончилась всего четыре года назад, унеся жизни примерно трети заболевших (11 тыс. из 28 тыс.), а последняя вспышка этого вируса произошла в 2019 году. Там привыкли серьезно относиться к таким вещам.

В сентябре 2020 года GPMB опубликовал доклад по итогам первой волны пандемии. По его подсчетам, она обошлась мировой экономике почти в четыре раза дороже ожидаемого — более чем в $11 трлн, еще $10 трлн составят недополученные доходы населения. Очевидно, что после второй волны пандемии эти потери вырастут еще больше. В то же время на меры, предложенные советом в прошлом году, мировому сообществу нужно было потратить лишь около $39 млрд. (примерно по $5 на каждого жителя Земли). Возможно, гражданам и правительствам развитых стран пришла пора последовать примеру африканцев: применять простейшие меры безопасности и следовать советам экспертов.

Источник: kommersant.ru

- Advertisement -

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

57599500