- Advertisement -

2020 не вывозит

В прошедшем году российским водителям пришлось разруливать массу проблем, напоминает Иван Буранов. Весной они боролись за право перемещаться по дорогам в условиях COVID-ограничений. А после снятия запретов на передвижения их ждали новые виды контроля, напрямую с пандемией не связанные.

2020 год начался для автомобилистов штатно. В январе вступил в силу закон «О государственной регистрации транспортных средств», который дал гражданам ряд новых возможностей. Теперь можно регистрировать новую машину прямо в автосалоне без посещения ГИБДД (при условии, что дилер получил на это разрешение от полиции) и выбирать, где печатать номер — в подразделении или в частной фирме.

Тревожным звоночком стала новая редакция КоАП, предложенная в январе Минюстом. Выяснилось, что этим документом МВД хочет воплотить в жизнь все свои сокровенные фантазии — повысить с 500 руб. до 3 тыс. руб. штраф за превышение скоростного лимита на 20–40 км/ч, усилить наказание за пьяное вождение и ввести другие ужесточения. Документ вызвал бурную реакцию у общественности и резкую критику со стороны «Единой России» и премьера Михаила Мишустина. В итоге Минюст взял на доработку документа тайм-аут, растянувшийся почти на год. Предполагалось, что новый КоАП вступит в силу с 1 января 2021 года, но документ до сих пор не внесен в правительство.

Начавшаяся пандемия COVID-19 внесла коррективы и в привычную жизнь автомобилистов.

Москва и Московская область первыми ограничили передвижение транспорта, введя систему пропусков с привязкой к номеру автомобиля. Штраф — 5 тыс. руб., а средством контроля стали автоматические дорожные камеры. Юристы говорили о незаконности такой системы, ведь КоАП запрещает рассылку «писем счастья» за нарушение пропускного режима. Мэрия Москвы настояла на санкциях и жестком контроле. Общественность также пыталась доказать столичным властям, что автомобиль вообще-то является самым безопасным средством изоляции, а значит, надо, наоборот максимально упростить поездки (отменив платные парковки и т. д.). Вице-мэр Москвы Максим Ликсутов с этим тезисом не соглашался, приводя собственные, не всем понятные аргументы. Вслед за столицей пропускные режимы ввели и другие регионы.

Летом, после снятия ограничений, накал страстей спал, хотя споры (в том числе в судах) по поводу вынесенных постановлений за проезд без пропуска продолжались.

Вырвавшись на свободу после ковидного заточения, автомобилисты начали активно колесить по стране, тем более что границы со многими странами оставались закрытыми.

Это спровоцировало нетипично плотный трафик (и как следствие — пробки и аварии) на крупных трассах, особенно в направлении Кавказа и Крыма. Истосковавшихся по поездкам водителей это мало волновало, тем более что летом для движения открылись новые трассы, включая «Тавриду» в Крыму.

Осенью жизнь автомобилистов вернулась в привычное русло — их ждали новые ограничения и ужесточения, с COVID не связанные. В сентябре заработали новые правила ОСАГО — цена полиса впервые стала зависеть от количества грубых нарушений ПДД (проезд на красный свет, выезд на встречную полосу, превышение скорости более чем на 60 км/ч). В декабре столичные власти и ГИБДД запустили систему, позволяющую с помощью камер штрафовать за непристегнутый ремень и разговор по телефону. Пока она работает в пилотном режиме (задействовано 8 камер нового поколения), но в 2021 году, скорее всего, выйдет на полную мощность. С учетом тиражирования опыта COVID-ограничений можно предположить, что столичные наработки в области контроля нарушителей впоследствии используют и другие регионы.

Источник: www.kommersant.ru

- Advertisement -

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

57599500